Евгения Антонова: «Искусство – единственная часть жизни, где я не ищу понятных формулировок и ориентиров, а просто наблюдаю…»

Выставка выпускницы Школы современного искусства Евгении Антоновой «Везде и Нигде» продлится до 23 марта в галерее «Лавра». В связи с этим событием, куратор Школы, Виктория Бурлака, взяла интервью у художницы.

Как сказал на последней встрече со студентами Школы современного искусства Олег Тистол: «Самое «кайфовое» в нашей украинской ситуации то, что ты никому не нужен». В смысле – художник не нужен арт-системе. Она по-прежнему работает плохо. Дефицит экспертного мнения, дефицит институциональной поддержки – удивительно, сколько уже об этом говорят, но мало что по сути меняется. Работает не система, но разрозненные частные инициативы. Когда система работает («как, например, в Лондоне») – это «скучно и предсказуемо». Есть стабильность – перефразируя цитату из знаменитого советского фильма. Не работает – ситуация полна интриги. Художник чаще всего играет по своим правилам. Придумывает стратегию собственного продвижения. Сам решает, что для него актуально, а что нет. По большому счету, полагается на удачу. Школа современного искусства – это «навигатор» в этом плавании «без руля и без ветрил». Она помогает художнику, во-первых, найти себя в творческом плане, во-вторых – дает первичную социализацию, помогает встроиться в эту странную систему без системы, которая, на самом деле, лучше всего воспринимает шаблонные варианты представления себя…

То, что вписаться в среду непросто, если ты не такой как все, и по интересам, и по языку – не субкультурный, не тусовочный, не представляющий интересы маргинальных групп, не предлагающий какого-то специфического «экшена», а занимающийся «морально устаревшей» живописью – мы почувствовали на выставке Жени Антоновой в «Лавре».

Это начало в ряду персоналок талантливых выпускников Школы. Первые шаги для начинающего художника очень важны, и мы помогаем ему их сделать, поверить в себя, понять собственные возможности и заодно проверить резонанс среды. Можно сказать, что «Везде и Нигде» – проект, который Антонова продумывает и реализовывает уже несколько лет. Обживает места, которых не существует в реальности. Исследует свои внутренние ландшафты. Для нее проблема присутствия/отсутствия и метафизической пустоты – ключевые моменты восприятия.

[Not a valid template]

На одной из первых выставок Школы, чтобы подчеркнуть важность места, а не действия, она «опустошила» такие шедевры как «Портрет матери» Устлера, «Балкон» Мане. Когда ушла привычная узнаваемость и нарративность, на первый план выступили собственно эстетические категории. Женя – живописец по призванию, «мыслящий» образами, а не концептами. Когда мы вывесили и осветили работы, сразу проявилась их энигматичность, некий мощный «психоделический эффект», которым они обладают. Они уносят нас прочь от реальности, точнее, открывают рядом совсем другую реальность.

По большому счету, эстетическая утопия, некое альтернативное измерение абсолютной гармонии – это и была сверхзадача искусства – как традиционного, так и модернистского. В 19 веке появилась побочная линия так называемого «критического реализма», которая стала главной. Этот императив довлеет над нашим мышлением и сегодня – актуальное искусство пытается разговаривать со зрителем понятным языком социальных проблем… Когда же встречаешь таких «аутсайдеров», как Евгения, которые продолжают комфортно себя чувствовать в «башне слоновой кости», понимаешь, что искусство все-таки не так однобоко и одномерно. И эстетическое восприятие себя не исчерпало. Об этом мы и поговорим с Евгенией.

Евгения Антонова

Виктория Бурлака: Женярасскажи немного о своей жизни и творческой биографиикак ты пришла в современное искусство?

Евгения Антонова: Моя история началась с классических постановок, натюрмортов, горшков и яблок. Сейчас это кажется смешным, но тогда это было по-честному, по любви. Со временем я начала интуитивно понимать, что искусство – это другое…

Что тебе дало обучение в ШСИИзменилось ли твое восприятие искусства?

Мне, как молодому художнику, не хватало внутренней уверенности делать то, что хочешь. После школы, благодаря разным преподавателям, я убедилась в том, что искусство разное, кому-то ближе социально критические высказывания, кто-то опирается на концепцию, а кто-то рефлексирует свои внутренние процессы. И тут нет оценок, нет рецепта, правильно/не правильно – просто происходит по-разному.

Как родилась идея проекта «Везде и Нигде»?

Проект я начала создавать прямо на занятиях, а потом продолжила в мастерской. И так его история продолжалась три года. Изначально никакой идеи не было. У меня всегда вызывает дискомфорт вопрос: «О чем?». Как будто, здесь и сейчас я должна выдать какой-то рациональный ответ. Понимание «о чем» пришло со временем, у меня так часто бывает. Это осознание значит, что это было по-настоящему, и это ценно для меня.

В чем ты видишь актуальность искусства вообще и для себя личноМожешь ли уже сформулировать свое творческоекредо?

Сложно ответить в глобальном смысле, в чем актуальность искусства. Сейчас большая пропасть между искусством и зрителем. Иногда мне кажется, что у художников своя игра в образы и высказывания. Игра для посвященных. Про себя могу сказать, что искусство необходимо мне физически, а работа в мастерской дает ощущение жизни. Сегодня искусство – единственная часть жизни, где я не ищу понятных формулировок и ориентиров, а просто наблюдаю…

Каким ты видишь сценарий своего дальнейшего развитияСвое место под солнцем?

Для сценария нужна команда. Иначе большая часть времени уйдет не на искусство, а на переговоры, встречи, организацию и т.д. Но, в тоже время, настоящие, честные проекты невозможно создать по «дедлайну».  Это, наверное, противоречиво. Но для меня искусство и жизнь ­– взаимодополняющие вещи. И тут бизнес-план не сработает.

Кто и что – людиидеинаправления – тебя интересует на украинской художественной сцене?

Много художников создают тонкие вещи, которые завораживают, откликаются, смысл которых понятен внутри, без трех листов концепции.

Поскольку проект живописныйкак ты думаешьможно ли сегодня всерьез говорить о томчто живопись себяисчерпалаОб этом говорят со второй половины 19 векас появлением фотографиино както эта дежурная риторикатоже все никак не исчерпается

Художник сам находит нужное медиа для своего высказывания. Это очень ценное чувство, когда понимаешь, что должно быть так, а не иначе. Знаю, что многие художники, которые работали с инсталляциями, объектами, «лэнд-артом» потом все равно возвращаются к живописи. Мне кажется, что в живописи всегда закодировано что-то особенно живое, чувственное, настоящее…

Автор: Виктория Бурлака


Джерело — «Везде и Нигде»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *